The Mortal Instruments: City fates intertwined

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Mortal Instruments: City fates intertwined » Было / Будет » Брат ты мне или не брат?


Брат ты мне или не брат?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Действующие лица: Alexander G. Lightwood, Jace Wayland. В том же порядке и пишем.
2. Дата и место действия: 23.11.2009, около шести часов вечера, один из залов института в Нью-Йорке.
3. Описание отыгрыша: Чувства, всегда непредсказуемы, особенно когда они запретны. И чтоб запретить себе окончательно и ничего не портить, а так же для защиты дорого себе человека, Алек уговаривает Джейса стать паработаями. Предпосылки, действия, последствия.

0

2

Сергей Бабкин – Забери меня к себе
Просыпаясь утром и видя за окном пасмурное небо, большинство людей расстраиваются, ведь это предвещает беды. Сырость, серость, толпы бегущих куда то человечков, этот город перенаселен, но далеко не все знают, что не только люди проживают в нем. И для тех, кто обладает таким знанием, каждое утро, будь то оно солнечное, будь оно дождливое, предвещает не только беды, но и смертельную опасность. Такие люди, совсем необычные люди называют себя нефилимами, сумеречными охотниками. Они являются теми, кто спасает и оберегает город и примитивных от нечисти, демонов, ведь все страшные сказки, что слышали вы являются правдой.
Охотники по особенному воспитывают своих детей. Этим цветам жизни, суждено вырасти в очень суровых, почти экстремальных условиях, ведь их будущая жизнь будет еще более тяжелой и скорее всего очень короткой. Они чтят традиции и очень жестко относятся к тем, кто их нарушает. Поэтому Алек, нефилим подросток, старший сын в семействе Лайтвудов, довольно рано понявший свои необычные пристрастия, решил всеми силами уберечь близких от знаний о своей неправильности. Это стало одной из причин, почему он уговаивал своего брата, пускай неродного, стать паработаями. У него это получилось.
На холодный ноябрьский вечер, был назначен ритуал - нанесение рун друг на друга. Идя по коридору, быстро, уверенно, почти по-военному, Алек заметил, что за окном начинается ни то дождь, ни то снег, но что-то очень промозглое и холодное. Но погода никак не могла повлиять на его решение, ведь он точно знал, что это просто необходимо. Джейс, блондин с просто невыносимым характером, который был приемным в их семье, нравился Александру совсем не по-братски. Он не сразу понял это, но осознав решил поставить максимум преград, тем более что эта "стенка" была очень выгодной, очень нужной. Ведь Лайтвуд точно знал, что это поможет ему лучше защищать брата, паработайство давало много преимуществ.
Решение юного охотника не было спонтанным, да и родители в итоге были не против. Он долго рассуждал, расписывая все плюсы и минусы будущего положения, но дольше уговаривал брата, совершить этот поступок. Такая связь была довольно редкой среди нефилимов, но узнав все плюсы, Алек так и не смог понять почему. Конечно, наверняка, основной причиной было то, что если убивают одного, то другому неизбежно станет плохо, значит из боя выводиться сразу двое, но юноша верил, что ничего плохого, именно с ними не случится и все будет только в плюс.
Из-за своих мыслей, спешки нефилим был на нужном месте раньше, чем они договаривались с братом, поэтому выпрямившись по стойке смирно, просто стоял и ждал, привычно уйдя в себя. Он всегда был очень закрытым и достаточно тихим молодым человеком.

+1

3

Семья. Друзья. Знакомые. Или лучше в другом порядке? Знакомые, а далее друзья, а после семья? А кто есть твоя семья, а кто знакомые? Что вас связывает? Кровь? Время? Быть может, какая-то неведомая связь?
Между нефилимами изначально идет одна черта, что делает их равными между друг другом. Каждый друг для друга и брат, и друг, и знакомый. Как правило, о тебе знают всегда больше, чем ты сам о себе знаешь. Представляя тебя кому-либо, о тебе рассказывают краткое досье, вместо того, чтобы оставить это в памяти. Дать тебе, личности самому выбрать, что вносить в общественность, во всеведении, а что оставлять тайной. Но, куда там, особенно когда ты слишком юн, и многое решается за тебя.
После гибели отца, Джейс приобрел новую семью. Их не связывает кровь, он их и знать не знал, но они приняли его в свою семью, что пришлось сделать и ему. С его воспитанием, которое наложил на блондина его отец, найти контакт, тем более, положительный, с кем-либо, ему давалось трудно. Если быть точнее - ему не хотелось никаких контактов, а потому, он это показывал всем своим видом.  Из-за этого трудно было другим.
Но, время помогает со всем примириться, и заставляет плыть по течению, доверяя настоящему времени. Кто знает, что будет завтра? Быть может, завтра его уже убьют.
С убийством некуда спешить, хотя ему, Вэйланду, это бессмысленно объяснять. Несмотря на возраст, он всегда вперед всех лезет на рожон, не думая о своей жизни. Убивает двух зайцев одновременно. Защищает мир, и выпускает пар. Всю злость на тех ублюдков, что убили его отца на его глазах.
Воспоминания воспоминаниями, а время близится ко встречи.
Получив семью, в виде приемного отца и матери, Джейс получил в придачу братьев и сестру. Алек, старший из Лайтвудов, Изабель и совсем еще маленький Макс. Первые двое стали его командой. Одно, конечно, остается загадкой - как его терпят? Но, с первых дней все поняли, что этот блондин с характером. Быть может из-за этого смиряются с его поведением? Или может жалость, что тот потерял семью? Или уважение, за то как он это принял и как стойко держится?
Стойкость... в случае Джейса, это не стойкость, это безвыходность. Ему ничего не оставалось, как терпеть и идти дальше, терпя страдания, давая им волю в виде ненависти в бою.
Его жизнь ни раз была на волоске от гибели, и быть может, он уже красовался бы в Городе Молчания, если бы не Иззи с Алеком. В особенности - благодаря Алеку. Именно он прикрывает спину, именно он убивает тварей, которые успевают напасть исподтишка, когда Джейс совсем не видит этого.
Брат, несомненно старший брат, который несет ответственность за своих младших братьев и сестру. И за всю семью. Чрезвычайно ответственный.
Алек на днях завел речь о том, чтобы стать паработаями. Редкое заключение между нефилимами, но, с другой стороны, а что плохого в этом? Руны написанные друг другу будут сильнее, связь, и, какая никакая а действительно родная душа появится. Та часть, которую Джейс потерял. Так почему бы не получить себе не просто брата, приемного, а больше чем брата. Того, кто будет ощущать тебя что бы с тобой не случилось. Минусов в этом мало. Разве что, Алек будет чувствовать терзания Джейса. Но и это не проблема, ведь, он наконец сможет хоть как-то разделить эту ношу, и станет оптимистичнее относится к миру? Эгоистично, и, весьма навряд ли, но, он не отказал Алеку. Паработаями, так паработаями.
Сумеречные охотники практически всегда в боевом облачении. Джейс очень любил эту кожу, оружие..особенно оружие. Именно из-за чего он мог бы запоздать на встречу, застряв в оружейной института. Самая любимая комната Вэйланда.
Поднявшись по ступенькам, свернул в коридор, в конце которого уже дожидался его брат. Остановившись перед ним, Вэйланд помялся на месте, скрестив руки на груди. - А вот и я.. - Кивок головой, то ли для себя, то ли для Лайтвуда, знак верности их решения. В сотый раз. - Пойдем.
Джейс распахнул двери комнаты, у которой они стояли. Просторная, и светлая в солнечные дни. Здесь стоял рояль, за которым блондин редко играл, уходя в свои мысли. Не доходя до него, он остановился по центру, замечая за собой, что его руки вновь скрещены на груди, ладони сжимают локти. Нервничает. Но лицо остается все таким же бесстрастным.
Нарисовать руну. Это я умею. Это не сложно. Ну что ты так смотришь на меня? Я сам не знаю что делать, и я вижу, как ты решительно настроен. И я совсем не против. Ведь мы... станем настоящими братьями. Янтарные глаза столкнувшись со взглядом Алека, выдержали его вновь заставив выдавить из себя кивок и короткое - Давай. - После чего руки потянулась за стилом. Нет, первым он не будет. Но никто же не запрещает ему сжимать его в руке?

+1

4

Queen – Under Pressure

Стоять здесь одному возле комнаты, было удивительно и странно. Пускай ожидание и не было слишком длинным, но все несколько минут растянулись. Будто минуты это некая вязкая субстанция, в которой он медленно тонул, вслед за своими мыслями, которых вслух редко кто слышал. В конце концов он должен был быть точной, идеальной машиной для истребления демонов и защиты своих близких, зачем было придумывать всякие украшения и излишества в виде раздумий и сомнений. Впрочем этим Алек себя только успокаивал, пытаясь забыть и забыться от своих чувств.
Брату очень шли их "доспехи", оружие и те шрамы, что оставляли руны. Лайтвуд далеко не сразу заметил то, как стал им любоваться, задерживать взгляд больше, чем то было нужно. А уж как ревностно подходил к защите спины Джейса, чтоб не дай тебе создатель, у того были лишние раны, царапины. Хотя, Иззи он оберегал не менее ревностно, не менее тщательно. Она была слишком близким для него человеком. Да, они достаточно часто ругались, ведь их характеры были почти полностью противоположны, но другим нападать друг на друга, не позволяли. Нефилим не знал, но иногда, когда Джейс слишком резко отзывался на разговоры Алека о том, что он их старше, Иззи говорила приемному брату о том, что не надо задевать его, что на том действительно лежит ответственность за них. Правда это все звучало уже тогда, когда Алек того не слышал.
- Опоздал,- коротко отозвался, но в голосе охотника не было злости или раздражения. Он просто констатировал факт, и так ему было проще начать разговор, тем более действие,- Пошли,- чувствуя определенную неловкость, хотя во взгляде ярко-голубых глаз была все та же уверенность. Александр точно знал, что от паработайства будут только плюсы. Быть может Джейс чуть больше станет верить в то, что они действительно семья. Правда, Лайтвуд мог признаться сам себе, что эта причина была одной из последних в его списке.
- Давай что ли сядем,- слегка кусая нижнюю губу и жестом показывая на стул, второй же стоял возле фортепиано, Алек, как обычно широко шагая, поднес его к первому,- Я еще раз хочу тебя спросить,- делая очень серьезно лицо, хотя для этого юноше не надо было сильно стараться, в большинстве случаев он был таким всегда. Его цепкий взгляд был направлен на брата,- Ты уверен? Потому что я не сомневаюсь в этом,- садясь на один из стульев, доставая стило, с которым он почти никогда не расставался.

+1

5

Вертя в руках стило, блондин прошел к стулу, который был предназначен для него, как он решил, удобно уселся на нем, при этом оставаясь все еще в напряженной позе. А поза-то, подобная обиженному ребенку, что скрестив руки на груди, сгорбившись на стуле, опираясь о его спинку, исподлобья смотрел на весь мир с презрением и недоверием. Алек излучал излишнюю серьезность. Джейс, словно пытаясь посмотреть сквозь него, прошелся по Лайтвуду взглядом, пытаясь найти ответы на свои вопросы, но, за серьезностью брата мало что разглядишь. Но от него и впрямь веяло решимостью. Казалось, что она могла быть материальной, и ее можно было бы взять в руки как горстку снега. Но, это лишь ощущения.
Алек все еще не сел, и словно коснувшись взглядом Джейса озвучил вопрос. Вновь этот вопрос, на который Вэйланд уже отвечал. Ну да, не так подробно и доходчиво, видимо, чтобы убедить в этом с первого раза, но положительно же. Иногда не стоит человека спрашивать об одном и том же, когда ответ уже был получен. Ответ имеет свойство меняться, дополняться, а также, начинают появляться сомнения. Но не у Джейса.
- Иначе бы я сидел здесь на стуле, раздумывая, которую часть тела лучше оголить для руны паработая? - Ответил с кривой полуулыбкой вопросом на вопрос, делаясь вновь собранным. - Да, Алек. Я, правда, понятия не имею, какого это... - Задумчиво протянул, выпрямляясь на стуле, расстегивая кожаную жилетку. - Спросить-то даже не у кого. Но, так как плюсов в этой затее хватает, я даже не хочу думать о минусах. - Ободряюще улыбнувшись брату, сжал его плечо, закрепляя свои слова, а после с уже более расслабленным лицом, увел взгляд, начиная снимать с себя излишки одежды. Чтобы руна была сильнее, ее нужно рисовать ближе к сердцу. Однако, к руне паработая это наверняка относилось частично. Ведь она связывающая, постоянная. И тем не менее, лучше ее нанести ближе к сердцу.
Странные ощущения пробегали по телу, когда Джейс снял с себя и футболку, оголяя совсем юношеский торс и спину, которые к его годам, уже достаточно усыпаны рунами и шрамами. Волнение подступало к горлу, затрудняя дыхание, отчего губы были приоткрыты, словно готовые в любой миг хватать воздух ртом, как рыба. Все действия сопровождались взглядом Алека, который, кажется, получив ответ, немного расслабился.
- Знаешь, - Продолжил он тихо, выпрямим спину, встречая взгляд брата своим. - Это единственный мой шанс убедится в том, что я действительно член вашей семьи. Поэтому - ближе к сердцу. - Левая рука, держащая стило, поднялась в воздух открывая бок, а пальцы правой указали на сердце, грудь, ключицу, ребра. - Я хочу иметь эту связь. Куда крепче кровного родства. - Скривив губы, опустил руки.
Хоть прям над сердцем рисуй. И пусть рука не дрогнет. И я стерплю. Руна причинит ведь боль, и, наверное, чуть сильнее обычного, ведь она не обычная руна. - После этого же наши прочие руны, написанные друг на друге, будут сильнее. Мы станем необходимы друг другу. - Хотя понятия не имею, какого это, как это правильно проявлять, показывать, и нужно ли это вообще. - И в бою - одно целое. - А после расплываясь в улыбке. - О, Алек, ты только это, если вдруг начнешь читать мои мысли, ну мало ли там, вдруг и это возможно? Ты главное никому их не рассказывай! - Тихонько смеясь, склонил голову глядя на брюнета. Увидеть смеющимся Джейса могли лишь его близкие. Это бывало редко, если искренне, более чаще насмешка, еще чаще ухмылка. А этот смех был показательно нервным, но теплым. Некоторые мысли бы смогли заставить Джейса краснеть, нервничать. Ведь сейчас тот самый возраст, когда в мыслях столько иллюзий, за которые блондину было бы стыдно. Те, которые он бы назвал слабостью. Те, которые он не хотел бы кому-либо показать. Те, что оставили отпечаток на нем навсегда.

+1

6

Алеку никогда не удавались такие разговоры, приукрашенные, эмоциональные, что он волей неволей нахмурился,  из-за слов брата. Зачем было говорить столько лишних слов, он не понимал, ведь можно было ответить еще раз "я готов", и этого было бы достаточно. Но Джейс, впрочем как обычно, раскрыл полностью тему заданного вопроса.
- Наверное руку,- да, молодой человек предпочел бы начертать руну на плече Джейса, чем на чем-то другом. Основной проблемой  было то, что юному нефилиму слишком нравился его приемный брат, слишком недостойно, что сейчас в спокойной обстановке, рука могла дрогнуть, если желание будет слишком сильным,- Я тоже не знаю какого это, но в книгах написано, что мы будем лучше чувствовать друг друга, знать живы ли, наши руны начертанные на телах друг друга будут действеннее, значит лечить тебя будет легче,- отвечая четко, отвечая то что знал, но не договаривая о том, что скрепившие дружбу подобными рунами, не должны иметь никаких любовных отношений. Это было бы слишком двусмысленно, Джейс бы наверняка догадался, потому что Алек не смог бы смеяться над этим фактом. Поэтому нефилим его не озвучил.
- Ты и так член нашей семьи,- нахмурившись сильнее, пряча за этим взволнованность. Впрочем в его взгляде можно было успеть это угадать, хорошо еще что не смутился,- Просто родители, знаешь они и нам времени мало уделяют, они же охотники,- опуская взгляд, немного нервно улыбаясь. Да, совсем недавно Александр получил нагоняй от отца, вроде по делу, но было так обидно, ведь до этого тот не заметил то, что его сына посчитали одним из лучших, среди молодых, в умении делать руны залечивающие раны. Алек всегда внимательно относился к ним, так как это входило в планы его защиты сестры и братьев.
- Нет нет, давай лучше левую руку, чуть выше, к плечу,- пытаясь остановить Джейса просто словами,- Мы в бою одна команда,- подтвердил, снова поднимая взгляд ярко-голубых глаз на брата,- Мысли?,- он о таком не слышал, даже не думал, что не от неожиданности такого предположения смутился. Смущение, даже легкое, всегда было хорошо видно на его бледной коже,- Да вроде не должны,- пробормотал, казалось бы теряя уверенность. Близкие юного охотника знали, что насколько Алек суров и серьезен, почти настолько же застенчив, а самым главным было то, что чаще всего никто не мог понять, что же там себе задумал Лайтвуд, что краска подступила к его щекам.
- Никому не расскажу,- сглатывая, и несколько секунд приходя в себя, чтоб стать снова серьезным, рука не должна была дрожать,- все, тут,- дотронувшись левого предплечья брата,- готов?,- но не дождавшись ответа, Алек начал чертить руну, что должна была связать их.

+1

7

Выбор Алека пал на руку. Что же, тоже не плохо, хотя Джейс был готов нанести эту руну, к Ангельской, что находилась у него на груди по правую сторону. Почему он выбрал руку? Черт знает, может, удобней рисовать? Хотя Лайтвуд был известен тем, что уж что-что, а начертание рун ему давалось лучше всего, и где угодно.
- Рука так рука.
Джейс поднял по очереди обе руки, осматривая их, отмечая для себя самого, где бы лучше смотрелась руна. Но замер, едва заметно сдвигая брови, при словах брата. - А что ощущается, если твой паработай мертв? Об этом что-нибудь говорится? Где-нибудь. Или быть может Ходж рассказывал тебе? Или родители? Ты ни у кого не спрашивал? - Джейс не знал точного ответа на этот вопрос. Да и как-то сам никогда не интересовался этим. К чему оно ему нужно было? Да, что-то где-то когда-то слышал, но не принимал к сведению. Обходился минимумом.
Вэйланд резким движением выставил правую руку брату, встретив его колким взглядом. Частое явление для подростка, при котором говорят на больную тему. Он не показывал всех эмоций и чувств, которые научился держать под контролем, но тем не менее, близкий человек, заметит, что ему наступили на больную "мозоль", а именно, тема о семье. - Давай. - Слово вылетело с губ, и блондин сразу остыл, как только Алек попросил дать ему другую руку, которую подставил плавно, поворачиваясь к брату боком, чтобы ему было удобней, ладонями сжимая свои колени. Подняв взгляд столкнулся со взглядом Алека, который явно был смущен. Легкий румянец лег на бледное лицо, выдавая брюнета с потрохами, да вот только, не угадать, в чем именно его выдали? Вот сейчас Джейсу было бы интересно прочитать мысли брата. Ведь голубоглазый если и смущался, то оставлял всегда и для всех причину загадкой. Но янтарозглазый не стал смущать его сильнее, пытаясь выудить причину, а лишь тепло улыбнулся. - Спасибо. Я знал, что тебе можно доверять.
Алек вновь собран, а Джейс отвлекся на шум за окном, который скорее всего был вызван дождем. Прекрасная погода. Холод, грязь, и ледяная вода. Самое оно, чтобы попытаться испытать свой организм на выдержку против матушки природы. Да вот только особо не стоит этим злоупотреблять. Любое лечение всегда не есть, что-то из приятного. Поэтому, лучше этого избежать. Но погода правда располагает, чтобы как минимум побродить по крыше в гордом одиночестве. Вздрогнув, от внезапного касания руки Алека, кивнул, поворачивая голову в его сторону.
Сосредоточенный взгляд голубых глаз устремлены на кончик стила, которое оставляет после себя на коже замысловатый, четкий, по началу огненно-красный узор, то сужающийся, то расширяющийся. Кожа предательски заныла, и Вэйланд по привычке стиснул зубы, бегая глазами с лица брата на свое предплечье, на котором руна уже частично закончены. Первые линии уже приобрели угольно-черный цвет, а те, что все еще ведутся полосами дальше, все так же багровеют. - Ощущения могли бы быть уж и поприятнее. - Ворчливо пробубнил, смотря на брата, выжидая его реакцию. Неприятно, но вполне терпимо.
Как быстро руна подействует? Как всегда? Или эффект заставит себя немного подождать. - Тебе тогда нанесу сюда же. Вот только думаю, на эту же ли руку? - А если на другую, было бы забавнее. Когда бы они стояли спиной к спине, их руны были бы по одну сторону, когда бы стояли плечом к плечу, руны были бы напротив друг друга. В общем, это все мелочи, которые так любил Джейс.
Брат весь был напряжен. Ответственно относится к нанесению новой руны на своего приемного брата. Джейс делает это более расслабленно, словно совершенно не думая. Но, сейчас это будет сложно. Руна новая, ранее ему не известная. Он ее запомнил, но...
Когда руна была закончена, по телу разлилось вязкое тепло, слегка покалывающее, подобно вязанным вещам на голое тело. Приятно. - Все?.. - Шепотом, словно боясь спугнуть, взглянул на Алека. Вид у него словно после тренировки. - Уже не болит. - И полностью угольная. Кончиками пальцев Джейс провел по новой руне, чувствуя как и здесь, где появилась метка, кожа стала другой на ощупь. Как шрам - гладкой. - Круто! - Парень был воодушевлен, как всегда после новой постоянной метки. Ему нравилось так заполнять себя. Приобретая новую руну, он словно приобретал кусочек себя, как пазл, собирая, то и дело дополняя. - Теперь я. - С улыбкой на лице, блондин повернулся к Лайтвуду, беря свое стило в руку, ожидая, пока Алек подставит свою руку, которую прежде надо бы избавить от одежды. Сам Джейс не собирался одеваться. А к чему? - Хочу скорее это сделать. Алек, как думаешь, мы сразу почувствуем изменения?

+1

8

Когда Александр приступил к начертанию руны, он уже ни о чем не думал. Дрожь, что пробегалась по всему телу при одном виде брата, была в прошлом, ведь сейчас нельзя было себе позволить подобного. Джейс ему верил и тоже этого хотел, что безумно льстило юному охотнику. Быть одним целым, быть одной командой - это лучше чем любовь, гораздо лучше. В этом нефилим уверил себя немногим раньше.
- Они сказали, что это неплохая идея,- четко, немного холодным голосом вымолвил Алек. То что родители не были в восторге от подобной затеи, он умолчал. Юноша знал, что причиной такого было не само паработайство, а Джейс, их приемный сын. Все было так туманно в его прошлом, оно было так сложно и с налетом грусти, которая впрочем была свойственна сумеречным охотникам, ведь они часто умирали молодыми. Иногда Лайтвуду казалось, что им чего-то недоговаривают, но возможно Алек просто привык додумывать опасности, которых на самом деле не было,- Но так же сказали, что редко кто на это решается, поэтому поговорить было не с кем,- он бы пожал плечами, но слишком был занят начертанием того, что свяжет их до самой смерти,- Наверное, это будет ощущаться пустотой. Когда-нибудь один из нас это узнает,- грустно улыбаясь и веря в то, что это будет Джейс, словно даже это зная, что тому предначертана более длительная линия жизни.
- Боль, просто испытание. Боль дает нам силу,- откликаясь на слова брата. Эти слова Алек себе говорил часто, принимая многие испытания, как должное, испытывая и воспитывая тем собственную психику и выдержку. Вскоре, руна была начертана, а нефилиму захотелось коснуться той губами, но конечно, он удержался и только стиснул зубы, сильнее стиснув в руке стило, пытаясь прийти в себя.
- На другую, так будет лучше,- он вымолвил это, совершенно не думая о том, почему же "так будет лучше", но сказать что-то было нужно. Он занялся тем, что снял с себя кофту, чтоб оголить плечо, раз уж решили наносить руну туда. Повернулся нужным боком к брату, для этого пришлось пересесть. Теперь Александр мог смотреть в окно и этот факт был весьма хорошим, было на что отвлекаться, - Да, теперь ты,- подтвердил, немного хмурясь, но наконец не думая ни о чем лишнем, кроме самого действа,- И я хочу скорее,- постарался мягко улыбнуться, смотря на Джейса,- Наверное сразу, многие руны действуют сразу, достаточно ярко. Тут вряд ли будет все как-то иначе. Начинай.

+1

9

Алек словно прочитал мысли Джейса, и оголил именно ту руку, которая была более подходящей на взгляд блондина. И правда братья! - Если сразу, это несомненно здорово. Особенно тем, что мы сейчас рядом друг с другом, и сможем понять все новые ощущения, или еще чего... - Вдруг какие негативные чувства будут? Упадок сил, к примеру? Всякое случается в жизни, а в их мире так подавно.
Рука легла на руку Алека, а вторая, что держала стило, нависла над местом, на котором чуть позже будет красоваться точно такая же руна, как и у Джейса на руке. С такими же четкими линиями, такими же завитыми на концах. Как только стило коснулось поверхности мускулистой, для возраста Алека, руки, на кончике засиял свет, а кожа стала проявлять узор, что Джейс так старательно выводил.
Начертание рун всегда было есть и останется ответственным занятием. Незаконченная руна, или не правильно изображенная, может нанести непоправимый вред носителю, в худшем случае и убить, а потому, все охотники относились к этому крайне серьезно.
Последняя линия, которая из грязно-красного превратилась в угольную была закончена, и только после этого Вэйланд сделал тяжелый выдох, понимая, что все это время он чуть дышал, а лоб едва покрылся испариной. Настолько сильно нервничает? Облизав губы, он не сразу убрал руки в сторону. Его взгляд был прикован к руне, по которой прошелся большим пальцем руки, еле касаясь. - Вот и все. - Выдохнул, отстраняясь от брата, чувствуя на себе его взгляд. Причем, этот взгляд отличался от прочих. Он был словно материальным. Джейс посмотрел в его глаза, стараясь растянуть губы в улыбке, что в итоге кончилось лишь нервным дернувшим вверх уголком губ, а взгляд наверняка выдавал некую рассеянность.
Неужели теперь между нами та связь, которой нет ни у кого из тех, кто нам знаком? Это читалось в его лице, которое с каждой очередной секундой стало озаряться улыбкой. Детской улыбкой мальчишки, который получил самый желанный подарок. - Мне кажется, или.. - Я чувствую твое напряжение.
Внутри блондина бушевал поток эмоций. Они бурлили словно лава в жерле вулкана, и готовы были вырваться наружу и вырвались бы, если бы все эти эмоции были его. Но, он понимал, что не все эти чувства рождены им самим. Вот это напряжение, вот это...смущение? Тоже не его. Неясное желание, которое пришло вовсе неизвестно откуда, и что было крайне странно испытывать Джейсу. Он такого не испытывал ранее. Вот восторг, что явно принадлежит ему. Ощущение полноценности, благодаря приобретенному брату, не по крови, не по приемной семье, а по связи, которой черт побери нет ни у кого из тех кого они знают! Вот это бы он готов был орать, во все горло, злорадно хохоча. Но, вместо этого, спокойная поза, внимательный чуть сощуренный взгляд янтарных глаз, и все так же теплая улыбка на губах. - Кажется, словно там, внутри, меня стало больше. Ты тоже это чувствуешь? - С неподдельным интересом спросил, закусывая пухлые губы.

+1

10

Алек не знал мыслей Джейса, он просто думал о том, что на разных руках это будет смотреться просто интереснее, словно не будет повтора. Он не хотел сравнивать себя с братом, ведь тот был явно талантливее, а вот он сам просто усидчивее, упрямие. Впрочем, в упрямстве они могли побороться и не понятно кому достался бы кубок победителя.
- Обычно сразу. Значит и тут будет. Ощущения,- закрывая голубые глаза, не стал разглядывать то, что творилось за окном. Алек только сейчас подумал, что знания чувств друг друга, это не так здорово, как ему казалось, и что барьер - запрет на любовные чувства, не поможет ему не ощущать этого, просто поможет не говорить. "А если Джейс сам все узнает? Если не поймет и будет презирать?",- нефилим сглотнул, пытаясь взять себя в руки, тем более что начертание рун требовало сосредоточенности не только от "рисовальщика", но и от "холста". По крайне мере Алек всегда так считал,- "Ты все решил, никаких сомнений",- внутренний голос казался холодным, почти ледяным. Это пробудило все хорошее, что начиналось сейчас. Охотник открыл глаза и посмотрел на Джейса.
- Все хорошо,- удивительно успокаивающим тоном сказал, пытаясь этим поддержать и себя и брата, что начал рисовать руну. Алек всегда странно относился к боли, которая появлялась при таком действии. Он скорее гордился ею, так и шрамами, что оставляли руны. В нем это было привито с детства, тем более что выдержка Алека была тяжела. Он даже не морщился, а просто сидел и переведя взгляд смотрел в окно. Сейчас мысли, через боль, привели его к тому, что наверное он желал бы жить в священном городе, а не в грязном и ярком Нью-Йорке. Хотя... и этот город, как и институт, успели стать родными, волшебными, часто почти магическими. Единственное что Лайтвуд ужасно не любил, так это сильные дожди и центр города, кода тысячи людей бегут с кучей зонтиков. Ужасное зрелище, от которого мурашки бежали по коже. Хорошо, что сейчас Александр не углубился в неприятные воспоминания.
- Вот и все,- снова смотря на брата, потом на руку,- так странно,- такие фразы не были свойственны Лайтвуду, но то что творилось внутри, было действительно странно и ужасно необычно. Еще никогда внутри себя он не чувствовал такого количеств эмоций и ощущений, словно яркая, непревзайденная музыка лилась по его вместе с кровью,- Твое...оно такое яркое,- снова немного смущенно, но тут же хмурясь, стараясь быть серьезным, но когда все вокруг, а особенно под сердцем было таким бушующим, это было почти невозможно.

+1

11

Признаться, не сразу осознаешь всю масштабность происходящего. Сравнимо с шоковым состоянием, вначале ты все созерцаешь, можешь обдумывать, после немного ощущаешь, и лишь после тебя накрывает полностью все чувства, что могли бы накрыть. Вот и сейчас. Вэйланд поначалу ощутил лишь немного Алека, и с каждой минутой, это чувство ударяло сильнее, поглощая своим разнообразием. Вот сейчас, Джейс даже усмехнулся воистину детскому восторгу брата? Это же восторг, удивление, восхищение?
- Яркое… Знаешь, мне кажется, еще так посидим лишние минут десять, и я поверю в то, что мы могли бы слышать мысли друг друга.
Казалось такое возможно, когда ты настолько сильно способен ощущать человека. Убрав руки, скрестив их на груди, Джейс поднялся с места, направляясь к стене. – Интересно, насколько ты сможешь ощутить физические ощущения? – Кто-кто, а Джейс, наверное, как и любой пока еще ребенок, любопытен, и проверяет все на практике. Нет, он не собирался себя резать, хоть лечащая руна быстро бы устранила повреждение, тем не менее. Все куда проще. – И не смотри на меня так, ничего ужасного я не задумал.
Хотя для старшего брата, даже такая мелочь, уже ужасна. Он всегда при любой ситуации слишком переживал за блондина. Иногда казалось, что за него переживает сильнее, даже чем за Изабель. Как бы то ни было, не озвучивая намеренно своих мыслей, чтобы не дай ангел, его остановил Алек, Джейс замахнулся и со всей силы врезал кулаком в стену, тут же вызывая боль в костяшках, над которыми лопнула тонкая кожа, пуская кровь. Сила есть ума не надо – это про Джейса. Даже не нахмурившись от боли, как подобает любому воину, Вэйланд обернулся к брату, который, мягко говоря, был не доволен поступком младшего брата. – Ну что, надо же проверить? Ну..? – С неподдельным интересом подошел к Лайтвуду вплотную. – Чувствуешь? – Обе руки за спиной, чтобы не дать брату знать наверняка, насколько сильно травмирована рука, и какая именно, вдруг Алек не заметил какой рукой он впечатался в стену? – Не переживай. Сейчас нужно почувствовать другое. – Джейс произнес эти слова мягче других. То как брюнет переживал, Вэйланду удавалось чувствовать слишком сильно, что даже сам за себя мог бы начать переживать, если бы не трезвое сознание, понимающее, что травма не серьезная, и легко исцеляема руной, которая, кстати, нанесенная Алеком, будет действовать куда быстрее. Ведь они теперь Паработаи.
Главное не затягивать с этими экспериментами, а то вдруг блондин как всегда, увидит в совершенно не забавных вещах, какое-то очарование. Алек рядом, Алек остановит.

+1

12

Пожалуй, большинство его друзей, а вернее братья и сестра, наверняка считали, что Алеку чужды размышления про себя, какие-то пространные разговоры и сильные чувства. Он настолько пытался быть серьезным и собранным, что в итоге из сильных эмоций, что шли на показ, был гнев, но ведь он иногда бывает так полезен в ходе битвы. Но сейчас, внутри Лайтвуда происходила нечто невообразимое, словно там поселился маленький яркий огонек и каждая его вспышка расщепляла его на двое, и искорок становилось две, потом четыре и так далее. Никогда ничего подобного Алек не чувствовал и не представлял, что так может быть, так что его мысли, стали плыть яркой чередою, представляя их прекрасное яркое будущее как паработаев, что в бою никто не сможет с ними сравниться. Только через минуту, Александр смог осечься от этого странного потока ощущений, осознавая, что не будет все так гладко, что прекрасное будущее будет идти бок о бок с проблемами, которых в жизни охотников очень много, ведь они рискуют жизнями, чтоб отчистить этот мир от нечисти.
Нет, Лайтвуд никогда не жаловался на свою судьбу и ему нравилось быть нефилимом, нравилось быть должным судьбе, он гордился своим происхождением.
- Вряд ли, только если в экстренных случаях, и то наверное просто будем предугадывать то, что хочет сделать другой,- серьезно, четко отвечая на слова Джейса, стараясь убрать из голоса мечтательность, которая продолжала биться в сердце, в душе, наполняя юного охотника радостью. Ведь все получилось, все вышло и теперь они оба вместе, но одновременно защищены друг от друга.
Блондин, как всегда обладал тягой к экспериментам, такой, что Алек лишь выразительно посмотрел на брата, говоря о том, что он против ужасных вещей, на которые способен Джейс. О, Лайтвуд точно знал, что его любовь может утворить многое, лишь бы понять, лишь бы прочувствовать. Старший молчал, внимательным взглядом ярко-голубых глаз наблюдал за блондином. Раз тот решил, то точно что-либо сделает, поэтому оставалось только ждать начала.
- Ты идиот,- о, Алек это даже не кричал, и не возмущался, а просто сказал как факт. Зачем было вот так делать и это проверять? Что за несуразная глупость. Впрочем, чтобы ранения брата не прошли даром, нефилим постарался сосредоточиться,- Кажется правая,- и лишь эта сосредоточенность не дала Лайтвуду смутиться из-за близости с Джейсом,- давай руку, буду лечить и не смей больше так делать, это не шутки,- он был зол, и по холодным нотам его голоса, можно было это очень просто понять.

+1


Вы здесь » The Mortal Instruments: City fates intertwined » Было / Будет » Брат ты мне или не брат?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC